Как сплести лапти из шпагата своими руками

Как сплести лапти: мастер-класс по плетению лаптей из газетных трубочек и бересты своими руками

Когда-то на Руси большая часть населения ходила в лаптях. Стоит отметить, что лапти — обувь достаточно удобная, а главное легкая. Такой обуви, как говорилось, нога радуется. В каждом доме знали, как плести лапти, но это совсем не значит, что в таком деле нет своих секретов, нюансов и не нужна сноровка. Плести лапти считалось лёгкой работой, которой мужчины занимались в свободную минуту. Не зря про крепко напившегося человека и сейчас говорят, что он «лыка не вяжет», т.е. не способен к элементарным действиям. Зато, «связывая лыко», мужчина обеспечивал обувью всю семью. Сейчас плести лапти – это неоправданно забытый вид рукоделия. Почти не найти того, кто носит исключительно плетеную обувь, как старые времена. Но отдав дань памяти, давайте рассмотрим, как сплести самостоятельно декоративные лапти: мастер-класс будет из бересты, лыка и газетных трубочек.

Как сплести лапти из газетных трубочек с мастер-классом

Абсолютно всю работу вы сделаете своими руками. Весь процесс плетения описан пошагово. Для начала нам необходимо всего 10 трубочек, каждая из которых сделана из четвертинки газетного листа, разрезанного в длину. Четыре трубочки выложим и переплетем друг с другом крестиком. Добавим 5, а далее оплетем первые 4.

Повернем заготовку примерно на 20 градусов, для обозначения оси симметрии для дальнейшего плетения. Проплетем 2 трубочки с центра, как на рисунке. Получим фигурку, похожую на сердце, это будет задник лапотка. Таким же образом оплетем 2 оставшиеся верхние палочки, одновременно придав руками форму задника.

И продолжаем плетение аналогичным образом вплоть до мыска, который будет около 6 сантиметров. Для закругления мыска загнем все трубочки. Возьмем крайнюю левую и проплетем ее через все остальные, выводя ее с краю справа. Аналогичные действия проделываем и с крайней правой.

Обрежем ножничками все оставшиеся трубочки, оставляя около 2 сантиметров, выбираем из обрезков наиболее длинную. Если все короткие, отрезаем от новой и проплетаем ее. Это будет последний 3 ряд мыска.

Загибаем все трубочки, кроме двух боковых, с обеих сторон в шахматном порядке. Одну вовнутрь, а другую наружу и склеиваем клеем. Для ускорения приклеивания, закрепим палочки прищепками, крайние палочки загнем под мысок и склеим их. Вот наши лапти и готовы, осталось их только высушить, покрасить и задекорировать.

Чтобы приступить к работе с берестой, возьмите 2 куска алюминиевой проволоки или тонких веточек. Сложите их крестиком и на этой основе сплетите коврик из трех ленточек бересты.

Номера лент на фотографии показывают, что чтобы сделать кончик носка, следует сплести ленточки 1 и 2, а потом 3 и 2. Далее необходимо переплести все пересекающиеся ленточки.

Сделайте ещё два угла. Определитесь какая сторона лаптя будет низом и верхом, чтобы определить на левую или правую ногу вы плетете лапоть.

Чтобы получить правый лапоть, сделайте правый угол, используя ленты 1 и 2, на стороне с 2 секциями. Теми же лентами сделайте угол на противоположной стороне с 3 секциями. Углы должны располагаться симметрично. Теперь переплетите пересекающиеся полосы.

С помощью лент 1 и 2 сделайте кромку, загнув их. Чтобы получить прочную кромку, проплетите эти ленты под несколько секций. Если первая ленточка стала короткой, удлините ее и зафиксируйте местоположение. Вплетите дополнительные ленты и сформируйте кромку лаптя. Далее вогните внутреннюю ленту так, чтобы она стала наружной и отошла в сторону будущей пятки, а первую ленту загните, сделав ее внутренней. Используя ленты 1 и 2 образуйте уголок, как на фото ниже, таким образом вторая лента тоже будет образовывать кромку.

На противоположной стороне сплетите дополнительно еще одну ленту и продолжите плести кромку. Доделайте второй угол пятки и плетите изделие до законченного вида.

Плести лапти из бересты – занятие не для начинающих. Но если вы успешно сплели себе лапти, то вы гордо можете называть себя настоящим мастером и ремесленником. Желаем удачи в этом нелегком, но интересном поприще.

Видео по теме статьи

Все проблемы, возникшие в процессе работы вы разрешите с помощью специальной подборки видео по теме. В ней вы узнаете, как поэтапно плести лапти из лыка и бересты. Немного интересных фактов из истории и некоторые техники плетения. Приятного просмотра!


Художественные изделия из бересты — оригинальный вид народного творчества. Береста привлекала внимание народных умельцев тем, что при обработке она сохраняла свои свойства — мягкость, гибкость и прочность.
Береста — это верхний тонкий слой березовой коры нежного розовато-кремового цвета. Ее древнее название «бересто» известно с XV-XVI вв. Позднее появились «берёста» и «береста». Эти названия употребляются до сих пор.
Из бересты делались раньше и делаются сейчас туеса (бураки) — сосуды для хранения еды и питья. Уходя на работу в поле, крестьянин брал с собой туесок с водой или квасом, и в самый жаркий день питье в туеске оставалось холодным. За спиной он носил берестяной пестерь — плетеный заплечный мешок, на ногах лапти, часто сплетенные из бересты. Кузовки, берестянники — короба для муки и меда, лукошки, пастушечьи рожки, канаты для рыболовных снастей, — все это делалось из бересты.
По характеру орнамента северную резную бересту можно разделить на несколько видов, связанных с другими областями народного искусства — вышивкой и резьбой по кости.

Технология изготовления
Береста как материал для бытовых изделий привлекала народных мастеров с давних пор. Из этого пластичного, стойкого материала изготовлялись плетеные изделия: кузова, корзины, пестери, лапти, хлебницы, солонки. Береста шла на изготовление туесов — сосудов с крышкой, которые делали из цельного «сколотня» («сколотень» — снятая чулком со спиленного дерева кора березы). Плетеные изделия выполняются в технике прямого и косого плетения. Кузова, пестери имеют прямоугольную форму, лапти и ступни делаются по форме ноги, а солонки выполняются в виде уточек, бутылочек и т. д.
Плетеные из бересты изделия обычно не украшают дополнительно. Главную эстетическую нагрузку несет сама форма изделия, мягкая, бархатная фактура бересты, разнообразие природного материала. Так, весенняя береста имеет холодновато-желтый цвет, а осенняя — теплая, темно-коричневая. При сочетании бересты разного цвета получается дополнительный цветовой эффект.
Заготавливают бересту в начале лета, в конце мая — июне, когда береза полна соков, и береста легко отстает от остальной коры. Если ее снимали умело, не повреждая следующий слой коры — зазелень, то это не вредило дереву, и через несколько лет на нем вырастала снова нарядная белая одежда.
Первые известные сведения о технике обработки бересты относятся к XVIII столетию. Для резьбы по бересте требуются самые простые орудия: нож и шило. Сначала вырисовывается контур рисунка, который затем вырезается острым ножом. Резьба и тиснение по бересте иногда сочетались с канфарением. Ударяя молотком по канфарнику (чекан в виде трубочки), мастер «выбирает» фон предмета и получает зернистую поверхность. Эта техника издавна известна в обработке металла. С XIX века она применяется и в берестяных изделиях.
В Архангельской губернии из бересты делали короба, туеса, шкатулки, блюда, ларцы и прочие предметы домашней утвари и расписывали их живописными растительными узорами. Как правило, мастера заполняли поверхность изделий растительным орнаментом (тонкий извилистый стебель с листьями и ответвлениями, плавными изгибами). Сквозное, ажурное «кружево» (резьбу) из бересты мастера накладывали обычно на яркий фон из ткани, фольги или бумаги, что позволяло добиваться высокого декоративного эффекта.
Берестяные туеса (бураки) чаще орнаментируются. Сам процесс изготовления туеса довольно сложен: необходимо аккуратно снять с дерева кору, не повредив ее. Это будет внутренняя сторона туеса. Она цельная, из нее даже вода не вытечет. Сколотни по лицевой стороне оборачиваются «рубашкой», т. е. берестой, разрезанной с одной стороны. Рубашка несколько меньше сколотня, она закрывается в «замок». Затем в распаренный сколотень, обернутый рубашкой, заколачивается деревянное донышко. Сверху вырезается крышка с ручкой. Туес готов. Мастер по своему усмотрению и в соответствии с бытующей в данной местности традицией, перед тем как закрыть сколотень рубашкой, может украсить его геометрическим или зооморфным (изображение животных) орнаментом. Иногда рубашку туеса вырезают напросвет растительным орнаментом или геометрическим узором.
Справка
Центры берестяной резьбы: Великий Устюг (Вологодская область), Семенов (Нижегородская область), Архангельская, Томская области и Якутия
Специализация: изделия из бересты
Основные изделия: корзины, шкатулки, туеса, короба, сосуды для хранения мёда и сметаны.

Береста и быт
Береста занимала большое место в жизни северного крестьянина. Широко ее использовали народы Сибири и Дальнего Востока. Без бересты невозможно представить себе быт крестьянина. Начиная с игрушек и кончая строительством дома, везде использовали бересту.
В строительстве бересту использовали в качестве изоляторов от сырости. Благодаря водонепроницаемости и антисептическим свойствам береста предохраняла от гниения. Нижние венцы деревянного сруба, подоконники, перекрытия дольше служили, если между деталями конструкции прокладывали бересту. В некоторых деревнях и сейчас покрывают баньки и подсобные строения берестой из-за дороговизны рубероида. Крыша, крытая скалой (берестой), служит не меньше 40 лет.
В крестьянском доме, можно было увидеть много берестяной утвари, весьма необходимой в хозяйстве: набирушки, корзины, зобни, пестери, сумки, короба, туеса, солонки, плошки, ступни, брусочницы. С корзинами и пестерями ходили в лес по грибы и ягоды. Короба служили для хранения овощей, муки и круп. Туеса были незаменимыми для хранения молочных продуктов, меда, рыбы и солений. Солонки были разных размеров и видов, часто в виде стилизованной утицы. Разбитые горшки получали «вторую жизнь» после обвивания их берестяной лентой. Во дворе можно было встретить простую конскую упряжь из бересты, веревки, на рыбацких сетях — поплавки.
Все, начиная с обуви и кончая шляпой, можно было сплести или сшить из бересты. В 1882 году на Всероссийской выставке в Петербурге в финском отделе был выставлен костюм, где шляпа, пиджак, штаны, сапоги были сплетены из бересты.

Шемогодский промысел берестяных изделий
Шемогодская прорезная береста, пожалуй, самый известный берестяной промысел в России. Знаменит он и за границей. Название свое промысел получил от речки Шемоксы, что впадает в Северную Двину ниже Великого Устюга.
К 1882 году в Шемогодской волости В. Устюжского уезда помыслом занимались 168 человек. Вот что писалось в Очерке кустарных промыслов Вологодской губернии: «Лучшие бурачники в деревне Курово-Наволок. Они делают по заказу чрезвычайно изящные бураки». Имеются в виду изделия, украшенные прорезной берестой: туески, блюда, перчаточницы, пеналы, дорожные шкатулки и другие изделия. Изящный растительный орнамент, вырезанный мастером, украшал стенки и крышки изделий. Береста на темном или золотистом фоне выглядела как дорогой материал. Естественно, и изделия были привлекательны для покупателя.
Самым известным мастером этого промысла был И. А. Вепрев. Именно его изделия получили большую известность и принесли славу шемогодской бересте. Мастер имел десять медалей и дипломов различных выставок и ярмарок, в том числе и медаль Всемирной выставки 1900 г. в Париже. В 1882 г. на Всероссийской промышленной ярмарке его изделия были удостоены премии и полностью куплены императорским двором. Стоили они очень дорого: от 5 до 13 руб. за штуку, в то время как заработок крестьян, занимавшихся бурачным промыслом, по сведению Ф. Арсеньева, составлял 16 руб. за 6 зимних месяцев. В связи с большим спросом на изделия промысел постоянно расширялся. Работали не только мужчины, но и женщины, дети. 21 ноября 1908 г. в деревне . Погорелово была открыта крестьянская ремесленная школа. Изделия с прорезной берестой в основном шли за границу. В США были модными шкатулки для перчаток, автоматы для папирос. Франция и Германия тоже пользовались изделиями с речки Шемоксы. Революция 1917 г. мало повлияла на работу мастеров. Советской республике нужна была твердая валюта для подъема народного хозяйства. В 1918 г. кустари деревни Кирово-Наволок по инициативе мастера А. В. Вепрева объединились в Шемогодскую кооперативно-производственную артель. Перечень выпускаемых изделий был велик: платочницы, перчаточницы, табачницы, чайницы, рабочие ящики, коробки с выдвижными крышками, автоматы для папирос, коробки книгой, восьмиугольные и пирамидами. В 1928 г. представительство Госторга предполагало реализовать в Германии берестяных изделий на 5000 рублей золотом. А в 1930 г. Всероссийский союз промысловой кооперации обязался поставить па экспорт Кустоэкспорту берестяных изделий на 10000 рублей золотом.


С начала 30-х годов необходимость в золотой валюте падает благодаря подъему народного хозяйства страны. Экспортная деятельность художественных промыслов значительно сокращается, и они переключаются на работу для внутреннего рынка. Производство шемогодских берестяных изделий продолжалось до ликвидации промкооперации в 1960 г. Сейчас фабрика «Великоустюжские узоры» продолжает работать с берестой.

Другие берестяные промыслы
Как и в Вологодской губернии, в Вятской губернии существовал промысел туесов. Они уступали во многом вологодским, особенно по декорированию. Но вятская губерния славилась промыслом берестяных тростей, которые были модными у горожан в XIX веке. Берестяные трости были легкими и прочными, к тому же прекрасно смотрелись. Круглые заготовки бересты нанизывались на металлический прут и шлифовались.
Олонецкие берестяные промыслы — в очерке «Кустарная промышленность в Олонецкой губернии» авторы указывают на промысел берестяных веревок и дешевой конской упряжи. И, конечно, туесов. Интересно замечание, что туес служит до 25 лет, и продукцию крестьян с удовольствием покупают горожане. Лучшие туеса — Каргопольского уезда с Лодыгинской, Нифонтовской и Волосовской волостей.
Берестяной промысел Прикамья — в нижнем течении реки Чусовой существовал крупный центр производства туесов с тиснением. Тисненый орнамент покрывал весь туес сверху донизу. Геометрический орнамент, состоящий из ромбов, крестиков, диагональных и вертикальных полосок, звездочек, зигзагов, облагораживал берестяные туеса и не нарушал целостности материала. Самые лучшие туеса делали мастера с Чусовских городков. Пермские губернские ведомости в 1865 году отмечали, что за зиму в Нижне-Чусовских городках крестьяне делают до 100000 штук туесов. Про них говорили: «Летом рыбачат, зимой бурачат». В окрестностях Нижнего Тагила, кроме тисненых туесов, делали расписные туеса и украшенные переводными картинками.
В Тобольской и Томской губерниях известны берестяные промыслы туесов и «кисок». Киска — это своеобразный ковер (2-2,5х1 м), который использовался для защиты от дождя. Известны берестяные промыслы в Рязанской, Могилевской, Нижегородской губерниях и в Закарпатье.

Кустарные промыслы в России имели обширное распространение и давали значительный заработок населению. По некоторым источникам, берестяным промыслом в России занималось 115 тысяч человек. Бурачный промысел занимал одно из ведущих мест.
В литературе, наряду со словом «туес», укрепилось слово «бурак» в одном и том же значении — берестяной сосуд цилиндрической формы с крышкой и донышком. И хотя у слова «бурак» 11 значений, а у слова «туес» — одно, почему-то за промыслом укрепилось название бурачный.
В Архангельском областном словаре в статье «Бурак» приведены предложения, записанные в разных районах области: «Из береста бурачков наладят… это уж ноне стал бурачок, а прежнее – туесок», «И может бурачок сделать, а прежнее – туесок», «Если занадобится что перенести, так туесок, а потом помодней — бурачками стали звать».
В словаре современного русского литературного языка в статье «Бурак» замечено, что шведское «Bark» — банка, коробка, похоже на наше «бурак», что указывает на иностранное происхождение слова. Сейчас в научной литературе чаще встречается «бурак». А «бурак» — это и корзина, и свекла, и остов печи, и одиночная камера, и сапог, и туча, и другие значения, так что справедливо бы называть промысел туесовым.
Фото: Яндекс

Кабы не лыко, да не береста, так бы мужик рассыпался

До 31 марта 2014 г. в Борисоглебском монастыре (филиал Государственного музея-заповедника»Ростовский кремль») работает выставка берестяных изделий XIX века «Кабы не лыко, да не береста, так бы мужик рассыпался».

Природные растительные материалы – береста, лыко, луб – широко применялись в крестьянском хозяйстве на Руси.

Самые разнообразные предметы изготовлялись из бересты – наружного слоя березовой коры, который не пропускает воздух и влагу. Береста состоит из множества тончайших слоев, от золотисто-желтого до розово-коричневого цвета. Она долговечна и не подвержена гниению, поэтому использовали ее для производства различных изделий.

Заготовкой бересты обычно занимались в конце мая – начале июня. Чтобы получить хороший материал, выбирали чистое и высокое дерево с толстым слоем бересты. Старую бересту предварительно распаривали в горячей воде.

Предметов из бересты, техник ее обработки, чрезвычайно много. Наиболее просты по форме и изготовлению изделия из куска бересты. Некоторые из них можно сделать прямо в лесу – это ковшики, ложки, берестянки. Изготовление других – туесов, коробов, набирух – требует знаний о шовном материале, видах швов и соединений. Еще более сложным является изготовление туесов (бураков) – берестяных сосудов из целого, снятого в виде трубки отрезка бересты, так называемого сколотня.

Туеса и предметы, сделанные из куска бересты, практически всегда украшаются тиснением, резьбой, росписью, аппликацией, что придает им дополнительное изящество и выразительность.

Особое место среди берестяных изделий, благодаря своеобразному способу их изготовления, занимают плетеные изделия. Они отличаются удивительным богатством форм и размеров — от маленьких дорожных солонок до огромных кошелей (пещуров) для переноски тяжестей, от изящных вазочек и шкатулок до лаптей и детских игрушек. Плетеные изделия изготавливаются из берестяной ленты, которая может быть нарезана из пласта бересты или снята с березы оригинальным спиралеобразным способом.

Самым распространенным источником природным материалом в России являлась липа – дерево, которое произрастает по всей стране, до полярного круга. Мягкая тонковолокнистая древесина липы легко режется, поэтому из нее делали кадки, мебель, посуду, ложки, т.е. самые различные предметы.

Лыко — луб молодой липы и других лиственных деревьев. Крестьяне заготавливали лыко весной: в эту пору в лесу срубались молодые деревья, называемые лутошками. Обрубив ветви срубленного деревца, начинали драть лыко, имеющее вид полосок. Внутреннюю часть коры, снятой с липы, подвергали особой обработке. Лыко, размоченное в воде, не ломалось, могло сгибаться в любую сторону.

Из лыка плели обувь (лапти, ступни), изготавливали различные предметы домашнего обихода: корзины, короба, мочечницы (корзины для хранения мочек из пряжи), мочало, рогожи, веревки и т. д.

Уже в «Повести временных лет» Х века упоминаются лапти – традиционная русская плетеная обувь. Легкие в изготовлении, из материала, что всегда под рукой, лапти носили и мужчины и женщины. Плетение лаптей, как ремесло, не требовало продолжительного обучения, обычно учились плести, глядя друг на друга.

В русском языке множество выражений, пословиц и поговорок связано с плетением из бересты и лыка: «Не лыком шить», «Лыка не вяжет», «Не всякое лыко в строку» (настоящий мастер знал, «какое лыко в какую строку», то есть в какой ряд вплести), «Кабы не лыко, да не береста, так бы мужик рассыпался».

К истории лаптя на Руси

В начале XX века Россию еще нередко называли страной «лапотной», вкладывая в это понятие оттенок примитива и отсталости. Лапти, ставшие своего рода символом, вошедшим во множество пословиц и поговорок, традиционно считали обувью беднейшей части населения. И неслучайно. Вся русская деревня, за исключением Сибири и казачьих районов, круглый год ходила в лаптях. Казалось бы, что сложного несёт в себе тема история лаптя? А между тем даже точное время появления лаптей в жизни наших далеких предков неизвестно по сей день.
Принято считать, что лапти – один из самых древних видов обуви. Во всяком случае, костяные кочедыки – крючки для плетения лаптей – археологи находят даже на неолитических стоянках. Не дает ли это основание предполагать, что уже в каменном веке люди, возможно, плели обувь из растительных волокон?
Широкое распространение плетеной обуви породило невероятное разнообразие ее сортов и фасонов, зависящих, прежде всего, от сырья, использованного в работе. А плели лапти из коры и подкорья многих лиственных деревьев: липы, березы, вяза, дуба, ракиты и т.д. В зависимости от материала и плетеная обувь называлась по-разному: берестяники, вязовики, дубовики, ракитники … Самыми прочными и мягкими в этом ряду считались лыковые лапти, изготовленные из липового лыка, а самыми плохими – ивовые коверзни и мочалыжники, которые делали из мочала.
Нередко лапти именовали по числу лыковых полос, использованных в плетении: пятерик, шестерик, семерик. В семь лык обычно плели зимние лапти, хотя бывали экземпляры, где количество лык доходило до двенадцати. Для прочности, тепла и красоты лапти проплетали вторично, для чего, как правило, в ход шли пеньковые веревки. С этой же целью иногда пришивали кожаную подметку (подковырку). Для праздничного выхода предназначались писаные вязовые лапти из тонкого лыка с черными шерстяными (а не пеньковыми) оборами (то есть тесьмой, закрепляющей на ногах лапти) или вязовые красноватые семерики. Для осенних и весенних работ во дворе более удобными считали высокие плетеные ступни, вовсе не имевшие обор.
Обувь плели не только из древесной коры, в дело шли и тонкие корни, а потому и сплетенные из них лапти прозывались коренниками. Модели, изготавливаемые из полосок ткани и суконных покромок, называли плетешками. Лапти делали и из пеньковой веревки – курпы, или крутцы, и даже из конского волоса – волосянники. Такую обувь чаще носили дома или ходили в ней в жаркую погоду.
Венецианов А. Г. Мальчик, надевающий лапти
Техника плетения лаптей была тоже очень разнообразной. К примеру, великорусские лапти, в отличие от белорусских и украинских, имели косое плетение – «косую решетку», тогда как в западных районах бытовал более консервативный тип – прямое плетение, или «прямая решетка». Если на Украине и в Белоруссии лапти начинали плести с носка, то русские крестьяне делали заплетку с задника. Так что о месте появления той или иной плетеной обуви можно судить по форме и материалу, из которого она изготовлена. Например, для московских моделей, плетенных из лыка, характерны высокие борта и округлые головки (то есть носки). Северный, или новгородский, тип чаще делали из бересты с треугольными носками и сравнительно низкими бортами. Мордовские лапти, распространенные в Нижегородской и Пензенской губерниях, плели из вязового лыка. Головки этих моделей имели обычно трапециевидную форму.
Редко кто в крестьянской среде не умел плести лапти. Сохранилось описание этого промысла в Симбирской губернии, где лыкодеры отправлялись в лес целыми артелями. За десятину липового леса, арендованного у помещика, они платили до ста рублей. Снимали лыко специальным деревянным пырком, оставляя совершенно голый ствол. Лучшим считалось лыко, добытое весной, когда на липе начинали распускаться первые листочки, поэтому чаще всего такая операция губила дерево (отсюда, видимо, и известное выражение «ободрать как липку»).
Тщательно снятые лыки затем завязывали по сотням в пучки и хранили в сенях или на чердаке. Перед плетением лаптей лыко в течение суток обязательно отмачивали в теплой воде. Затем кору соскабливали, оставляя луб. Из воза лык – от 40 до 60 пучков по 50 трубочек в каждом – получалось приблизительно 300 пар лаптей. О скорости плетения лаптей различные источники говорят по-разному: от двух до десяти пар в день.
Для плетения лаптя нужна была деревянная колодка и, как уже говорилось, костяной или железный крючок – кочедык. Особого навыка требовало плетение запятника, где сводились все лыки. Связать петли старались так, чтобы после продержки обор, они не кривили лаптя и не трудили ноги на одну сторону. Есть легенда, что сам Петр I учился плести лапти и что сплетенный им образец хранился среди его вещей в Эрмитаже еще в начале прошлого (XX) столетия.
Сапоги, отличавшиеся от лаптей удобством, красотой и прочностью, для большинства крепостных крестьян были недоступны. Вот и обходились лаптями. О недолговечности плетеной обуви свидетельствует поговорка: «В дорогу идти, пятеры лапти сплести». Зимой мужик носил одни лапти не более десяти дней, а летом в рабочую пору стаптывал их в четыре дня.
Жизнь крестьян-лапотников описана многими русскими классиками. В рассказе «Хорь и Калиныч» И.С. Тургенев противопоставляет орловскому мужику калужского оброчного крестьянина: «Орловский мужик невелик ростом, сутуловат, угрюм, глядит исподлобья, живет в дрянных осиновых избенках, ходит на барщину, торговлей не занимается, ест плохо, носит лапти; калужский оброчный мужик обитает в просторных сосновых избах, высок ростом, глядит смело и весело, торгует маслом и дегтем и по праздникам ходит в сапогах».
Как видим, даже для зажиточного крестьянина сапоги оставались роскошью, их надевали лишь по праздникам. Своеобразный знаковый смысл кожаной обуви для крестьянина подчеркивает и другой наш писатель, Д.Н. Мамин-Сибиряк: «Сапоги для мужика самый соблазнительный предмет… Никакая другая часть мужицкого костюма не пользуется такой симпатией, как именно сапог». А между тем кожаная обувь ценилась не дешево. В 1838 году на Нижегородской ярмарке пару хороших лыковых лаптей можно было купить за три копейки, тогда как самые грубые крестьянские сапоги стоили в ту пору не менее пяти-шести рублей. Для крестьянина-земледельца это большие деньги, чтобы собрать их, нужно было продать четверть ржи, а в иных местах и более (одна четверть равнялась почти 210 литрам сыпучих веществ).
Еще во время Гражданской войны (1918-1920) в лаптях ходила бoльшая часть Красной армии. Их заготовкой занималась чрезвычайная комиссия (ЧЕКВАЛАП), снабжавшая солдат валяной обувью и лаптями.
В письменных источниках слово «лапоть», а точнее, производное от него – «лапотник» впервые встречается в «Повести временных лет» (в Лаврентьевской летописи): «В лето 6493 (985 год.), иде Володимеръ на Болгары съ Добрынею съ уемъ своимъ въ ладьях, а Торки берегомъ приведе на конихъ, и победи Болгары. Рече Добрыня Володимеру: съглядахъ колодникъ оже вси въ сапозехъ, сим дани нам не даяти, поидем искать лапотников. И сотвори Володимеръ с Болгары миръ …» В другом письменном источнике эпохи Древней Руси, «Слове Даниила Заточника», термин «лыченица» как название вида плетеной обуви противопоставляется сапогу: «Лучше бы ми нога своя видети в лыченицы в дому твоемъ, нежели в червлене сапозе в боярском дворе».
Историки, однако, знают, что названия вещей, известных по письменным источникам, не всегда совпадают с теми предметами, которые соответствуют этим терминам сегодня. К примеру, «сарафаном» в XVI веке называли верхнюю мужскую одежду в виде кафтана, а «ширинкой» именовали богато вышитый шейный платок.
Интересную статью по истории лаптя опубликовал современный петербургский археолог А.В. Курбатов, который предлагает рассматривать историю лаптя не с точки зрения филолога, а с позиций историка материальной культуры. Ссылаясь на накопленные за последнее время археологические материалы и расширившуюся лингвистическую базу, он пересматривает выводы, высказанные финским исследователем прошлого века И.С. Вахросом в очень интересной монографии «Наименование обуви в русском языке».
В частности, Курбатов пытается доказать, что плетеная обувь начала распространяться в России не ранее XVI века. Более того, мнение об изначальном преобладании лаптей среди сельских жителей он относит к мифологизации истории, как, впрочем, и социальное объяснение этого явления следствием чрезвычайной бедности крестьянства. Эти представления сложились, по мнению автора статьи, в среде образованной части российского общества лишь в XVIII веке.
И действительно, в опубликованных материалах, посвященных широкомасштабным археологическим исследованиям в Новгороде, Старой Ладоге, Полоцке и других русских городах, где был зафиксирован культурный слой, синхронный «Повести временных лет», не обнаружено следов плетеной обуви. А как же найденные при раскопках костяные кочедыки? Они могли, по мнению автора статьи, использоваться для иных целей – для плетения берестяных коробов или рыболовных сетей. В городских слоях, подчеркивает исследователь, лапти появляются не ранее рубежа XV-XVI веков.
Следующий довод автора: изображения обутых в лапти нет ни на иконах, ни на фресках, ни в миниатюрах лицевого свода. Самая ранняя миниатюра, где показан обутый в лапти крестьянин,– сцена пахоты из «Жития Сергия Радонежского», но оно датируется началом XVI века. К этому же времени относятся сведения писцовых книг, где впервые упоминаются «лапотники», то есть ремесленники, занятые изготовлением лаптей на продажу. В трудах иностранных авторов, посещавших Россию, первое упоминание о лыковой обуви, относящееся к середине XVII столетия, А. Курбатов находит у некоего Николааса Витсена.
Нельзя не сказать и об оригинальной, на мой взгляд, трактовке, которую дает Курбатов раннесредневековым письменным источникам, где впервые речь идет о лаптях. Это, например, приведенный выше отрывок из «Повести временных лет», где Добрыня дает Владимиру совет «поискать лапотников». А.В. Курбатов объясняет его не бедностью лапотников, противопоставленных богатым пленникам-болгарам, обутым в сапоги, а видит в этом намек на кочевников. Ведь собирать дань с оседлых жителей (лапотников) легче, чем гоняться по степи за ордами кочующих племен (сапоги – обувь, наиболее приспособленная для верховой езды, активно использовалась кочевниками). В этом случае слово «лапотник», то есть обутый в «лапоть», упоминаемый Добрыней, возможно, означает какой-то особый вид низкой обуви, но не сплетенный из растительных волокон, а кожаный. Поэтому утверждение о бедности древних лапотников, которые в действительности ходили в кожаной обуви, по мнению Курбатова, беспочвенно.
Праздник лаптя в г. Суздале
Все сказанное еще и еще раз подтверждает сложность и неоднозначность оценки средневековой материальной культуры с позиций нашего времени. Повторяю: зачастую мы не знаем, что означают термины, встречающиеся в письменных источниках, а вместе с тем нам не известно назначение и название многих предметов, найденных при раскопках. Однако с изложенными археологом Курбатовым выводами, на мой взгляд, можно спорить, отстаивая ту точку зрения, что лапоть значительно более древнее изобретение человека.

Итак, единичные находки плетеной обуви при раскопках древнерусских городов археологи традиционно объясняют тем, что лапти – прежде всего, атрибут деревенской жизни, тогда как горожане предпочитали носить кожаную обувь, остатки которой в огромных количествах встречаются в культурном слое при раскопках. И тем не менее анализ нескольких археологических отчетов и публикаций, по-моему, не дает основания считать, что плетеной обуви не существовало ранее конца XV – начала XVI века. Почему? А дело в том, что публикации (и даже отчеты) далеко не всегда отражают весь спектр обнаруженного археологами массового материала. Вполне возможно, что в публикациях ничего не говорилось о плохо сохранившихся обрывках лаптей либо их представили как-то иначе.
Для однозначного ответа на вопрос, носили ли в России лапти ранее XV века, необходимо внимательно просмотреть описи находок, проверить датировку слоя и т.д. Ведь известно, что существуют публикации, оставшиеся незамеченными, в которых упоминаются остатки плетеной обуви из раннесредневековых напластований Лядинского могильника (Мордовия) и Вятических курганов (Подмосковье). Лапти обнаруживали и в домонгольских напластованиях Смоленска. Сведения об этом, возможно, удастся обнаружить и в других отчетах.
Если бы лапти действительно получили широкое распространение только в позднем Средневековье, то в XVI-XVII веках они встречались бы повсеместно. Однако в городах фрагменты плетеной обуви этого времени обнаруживаются при раскопках весьма редко, в то время как детали кожаной обуви исчисляются десятками тысяч.
Теперь об информативности, которую несет средневековый иллюстративный материал – иконы, фрески, миниатюры. Нельзя не учитывать, что ее сильно снижает условность изображений, далеких от реальной жизни. Да и длиннополые одежды часто скрывают ноги изображенных персонажей. Неслучайно историк А.В. Арциховский, изучивший более десяти тысяч миниатюр Лицевого свода и обобщивший результаты своих исследований в солидной монографии «Древнерусские миниатюры как исторический источник», вовсе не касается обуви.
Почему нет необходимой информации в письменных документах? Прежде всего, из-за скудости и отрывочности самих источников, в которых меньше всего внимания уделяется описанию костюма, тем более одежды простолюдина. Появление же на страницах писцовых книг XVI века упоминаний о ремесленниках, специально занимавшихся плетением обуви, отнюдь не исключает того факта, что лапти еще раньше плели сами крестьяне.
Ватрушки «Русские лапти»
А.В. Курбатов словно не замечает упоминавшегося выше фрагмента из «Слова Даниила Заточника», где впервые встречается слово «лыченица «, противопоставленное «червленым сапозем». Никак не объясняется и летописное свидетельство 1205 года, где говорится о дани в виде лыка, взятой русскими князьями после победы над Литвой и Ятвягами. Комментарий Курбатова к отрывку из «Повести временных лет», где побежденные болгары представлены неуловимыми кочевниками, хотя и интересен, но тоже вызывает вопросы. Нельзя считать кочевой империей булгарское государство конца Х века, объединившее многие племена Среднего Поволжья. Здесь уже господствовали феодальные отношения, процветали огромные города – Болгар, Сувар, Биляр, богатевшие на транзитной торговле. К тому же поход на Болгар в 985 году был не первым (упоминание о первом походе относится к 977 году), поэтому Владимир уже имел представление о противнике и вряд ли нуждался в объяснениях Добрыни.
И наконец, по поводу заметок западноевропейских путешественников, побывавших в России. Они появляются лишь в конце XV века, поэтому более ранних свидетельств в источниках этой категории просто не существует. Более того, в записках иностранцев основное внимание уделялось политическим событиям. Диковинная же, с точки зрения европейца, одежда россиян их почти не занимала.
Особенный интерес представляет книга известного немецкого дипломата барона Сигизмунда Герберштей на, посетившего Москву в 1517 году в качестве посла императора Максимилиана I. В его записках есть гравюра, изображающая сцену езды в санях, на которой отчетливо видны обутые в лапти лыжники, сопровождающие сани. Во всяком случае, в своих записках Герберштейн отмечает, что на лыжах ходили во многих местах России. Четкое изображение крестьян, обутых в лапти, есть и в книге «Путешествие в Московию» А. Олеария, дважды побывавшего в Москве в 30-х годах XVII века. Правда, в тексте книги сами лапти не упоминаются.
У этнографов также нет однозначного мнения о времени распространения плетеной обуви и ее роли в жизни крестьянского населения раннего Средневековья. Одни исследователи подвергают сомнению древность лаптей, считая, что прежде крестьяне ходили в кожаной обуви. Другие ссылаются на обычаи и поверья, говорящие как раз о глубокой древности лаптей, например, указывают на их обрядовое значение в тех местах, где плетеная обувь давно предана забвению. В частности, уже упоминавшийся финский исследователь И.С. Вахрос ссылается на описание похорон в среде уральских старообрядцев-кержаков, не носивших плетеной обуви, но хоронивших покойника обутым в лапти.
***
Суммируя изложенное, отметим: трудно поверить, что широко распространенные в раннем Средневековье лыко и кочедыки использовались лишь для плетения коробов и сетей. Уверен, обувь, изготовленная из растительного волокна, была традиционной частью восточнославянского костюма и хорошо знакома не только русским, но и полякам, и чехам, и немцам.
Казалось бы, вопрос о дате и характере распространения плетеной обуви — весьма частный момент нашей истории. Однако в данном случае он затрагивает масштабную проблему различия города и деревни. В свое время историки отмечали, что довольно тесная связь города и сельской округи, отсутствие существенного правового различия между «черным» населением городской слободы и крестьянами не позволяют провести резкой границы между ними. Тем не менее результаты раскопок свидетельствуют, что в городах лапти встречаются крайне редко. Это и понятно. Обувь, сплетенная из лыка, бересты или других растительных волокон, больше подходила для крестьянского быта и труда, а город, как известно, жил в основном ремеслом и торговлей.
Редичев С. «Наука и жизнь» № 3, 2007 г.

Рукодельницы всегда стараются удивить своим трудом и создать нечто неповторимое. К разряду таких вещей можно отнести и обувь наших предков. Она может применяться для декора помещений в старорусском стиле, украшения кукол. Тем, кто хочет узнать, как сплести лапти, мастер-класс по их изготовлению из газетных трубочек придется весьма кстати. Также в этой статье будет рассказано, как и из чего эту обувь делали в старину.

Окунемся в прошлое

Плетение является одним из самых древних видов рукоделия. В старину многие предметы быта плели своими руками – корзины, заборы, мебель, обувь, игрушки. Этот вид рукоделия носил сакральный смысл, считалось, что все созданное с любовью для кого-то являлось ему оберегом. Нередко матери творили своим детям плетеные игрушки или вешали ловец снов, в нитях которого запутывались дурные сновидения.

На Руси самым распространенным плетеным предметом были корзины и лапти. Оба этих предмета активно использовались в быту. Лапоть — обувь легкая, приятная в носке (конечно же, для защищенной онучами или портянками ноги), но недолговечная. В среднем за год один член крестьянской семьи стаптывал 50—60 пар лаптей из лыка. А семьи тогда были очень большими, соответственно заготовкой обуви занимались все члены семейства, от мала до велика. Про тех, кто не умел плести эту обувь, говорили «лыка не вяжет», в современном мире пословица чаще применяется к выпившему человеку. Тогда же это значило, что он самых элементарных действий выполнить не может.

Плели обувь из растительного материала. И сами лапти носили название того дерева, из которого они сделаны: берестяники, дубовики, ракитники. Еще их названия происходили от количества полос материала, участвовавшего в плетении – пятерики, шестерики, семерики и т. д.

Заготовкой материала для плетения занимались ранней весной. С началом сокодвижения с молодых лип обдирали тонкие полосы лыка – коры. Его требовалось очень много. Перед началом работы кору замачивали и соскребали верхний слой, обнажая луб. Несмотря на то, что крестьяне заготавливали очень много лыка, русские леса не вымерли. Наши предки обожествляли природу и бережно относились к ней. Они умели собирать древесную кору так, чтобы не погубить дерево.

У различных народов плетеная обувь отличалась внешним видом. По фасону лаптя можно было легко догадаться, откуда его владелец. Крепились лапти на манер греческих сандалий. К ним привязывали веревку, которая опоясывала ногу поверх онучей (портянок).

Лапти пятерики плелись по подобной схеме, которую каждый плетухан знал назубок.

В современной России не встретишь человека, который не знает, что такое лапоть, но носить эту обувь могут разве что любители фольклора. Зато она нашла обширное применение у рукодельниц, которые плетут лапти в качестве сувениров и декора.

Урок плетения

Некоторые мастера умеют плести лапти из лыка и бересты, как это делали встарь. Но чаще всего рукодельницы выбирают для плетения бумажную лозу – трубочки, скрученные из газет. Они не требуют сложного подготовительного этапа.

Такой материал дешев, легок и гибок. Это качество дает возможность создавать неповторимые вещи из газетных трубочек.

Подготовка трубочек

Для начала следует научиться крутить газетные трубочки. Это дело не сложное, но требует некоторой сноровки. Порой мастера прибегают к необычным способам скручивания трубочек, используя модифицированную дрель. Предлагаем вам ознакомиться с мастер-классом по скручиванию трубочек. Для этого вам понадобится:

  • Газеты;
  • Карандаш;
  • Клей;
  • Ножницы;

Разверните газетный лист и разрежьте его пополам. Начиная от правого верхнего угла, аккуратно накрутите газету на карандаш, зафиксируйте края клеем. Для изготовления лаптей не требуется тугая намотка, главное, чтобы один конец трубочки был уже другого. Это нужно чтобы наращивать ее размеры в процессе плетения. Узкий кончик смазывается клеем и вкручивается в широкий, трубочка удлиняется.

Трубочки из газет можно окрасить сразу же или по окончании работы. Как это сделать вы узнаете, посмотрев данные видео-уроки.

Процесс посложнее

Соедините три трубочки клеем, таких заготовок вам понадобится пять штук, ведь плести вы будете лапти пятерики, в основе которых лежат пять полос лыка или бумажной лозы.

Процесс плетения пятериков не очень сложен, а бумага является отличным материалом для работы. Плетение начинается с закладки задника. Процесс пошагово показан на фото.

Далее, плетется подошва. Для формирования носков обуви, трубочки приподнимаются. Используйте бельевые прищепки для фиксации. Закончив плетение, спрячьте концы трубочек, протянув их в подошву.

Окрасить готовое изделие (если вы не сделали это сразу) можно акриловой краской на водной основе или морилкой. Для прочности лапти можно покрыть лаком. Используйте джутовый шпагат для украшения, это придаст лаптям натуральный вид.

Носить такую обувь вряд ли получится, зато ее можно подарить в качестве сувенира или использовать для украшения куклы в русском стиле.

Освоив плетение лаптей из газетных трубочек, можно попробовать самому сделать их из лыка или из бересты.

Из предоставленного ниже видео вы можете узнать, как плести лапти из различных материалов.